skip to Main Content

В.В.Путин подписал закон об учете КМН, предложенный депутатом Ледковым. Подробности

Лжеаборигены и их борьба за рыболовные участки, случаи преследования со стороны природоохранных структур и другие проблемы коренных малочисленных народов подтолкнули несколько лет назад президента RAIPON и юридическую службу RAIPON инициировать разработку нового закона.

На пути у нового закона возникло много трудностей. Ведь закон, в его нынешней форме будет мешать многочисленным незаконным формированиям по вылову редких пород рыбы, краба, вырубке леса, охоте на редких животных. Некоторые политики и эксперты лоббировали “более мягкие” варианты закона. Но усилиями ФАДН, RAIPON и комитета Госдумы РФ по делам национальностей был создан вариант документа, который решает основную часть поставленных разработчиками задач.

При создании закона был использован положительный и отрицательный опыт нескольких регионов Севера, Сибири и Дальнего Востока – в первую очередь – ХМАО, ЯНАО и Саха (Якутии).

Федеральным законом предусматривается формирование и ведение федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной национальной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере государственной национальной политики, списка лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Российской Федерации.

Законом определяются перечень подлежащих учёту сведений о лицах, относящихся к коренным малочисленным народам Российской Федерации, перечень документов, представляемых заявителем в уполномоченный орган, а также основания для отказа в учёте заявителя в качестве лица, относящегося к коренному малочисленному народу Российской Федерации.

Кроме того, Федеральным законом устанавливается, что органы государственной власти, органы местного самоуправления и государственные внебюджетные фонды используют сведения, содержащиеся в списке лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Российской Федерации, для обеспечения реализации социальных и экономических прав указанных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и не вправе требовать представления лицами, относящимися к коренным малочисленным народам Российской Федерации, документов, содержащих сведения об их национальности.

Портал raipon.info разместил короткое интервью Григория Ледкова, которое он дал сразу после принятия закона Государственной думой. Приводим текст интервью полностью.

Корр.: Григорий Петрович, Вы уже неоднократно говорили в своих интервью и выступлениях, что принятие этого закона особенно важно и для Ассоциации, и для коренных малочисленных народов. Почему?

Григорий Ледков: Мы к этому событию – законопроекту о реестре, об учете, о перечне лиц, относящихся к коренным малочисленным народам, – шли в течение как минимум пяти лет. Это была наша изначальная инициатива. Когда стало понятно, что этот вопрос основной, ключевой, системный, мы с этой инициативой вышли – пережили ее в рамках всех субъектов, в рамках правовых семинаров, круглых столов, совещаний на различных, в том числе федеральных, площадках. Обсуждали его в первую очередь с коренными народами. И когда снялись все вопросы, которые были у наших земляков, северян, всех коренных народов, рыбаков, общинников, оленеводов – мы поняли, что это качественно изученный вопрос. И теперь можно идти вперед. Нас поддержало наше государство, наш Президент. Были изданы очень важные для нас поручения. И именно усиленные такими поручениями мы выходим на «финишную прямую». Закон был принят в первом, во втором чтении. И вот сегодня для коренных народов – исторический момент.

Корр.: Какие главные проблемы позволит решать этот закон?

Григорий Ледков: Без графы в паспорте мы прожили много лет. Та национальная политика, которая существовала у нас в советский период, она ведь обрушилась с утратой графы в паспорте. Потому что это и был порядок определения принадлежности к пастбищам, биоресурсам, образованию, медицине. Это был ключевой момент поддержки государством. И в связи с этим такую системную утрату мы получили. Очень много лет наши люди испытывают трудности, каждый день. Оленеводов, рыбаков, общинников – штрафуют даже за ловлю не квотируемых видов рыб. У них нет возможности охотиться традиционными видами охоты, которые существовали столетиями. И, конечно, мы понимаем, что сегодня этот накал надо снимать, надо людям помочь.

Корр.: Как будет на практике работать закон?

Григорий Ледков: Для нас принятие закона – только старт очередного этапа большой работы. Потому что два года дается на его (Реестра – прим. ред.) формирование. Это тоже такая кропотливая, сложная работа. Как она пойдет? Мы планируем, что в половине субъектов, где живет половина коренных малочисленных народов (где они живут компактно, удаленно, где существуют местные перечни, уже сложившиеся традиции проживания коренных народов), вопросы будут сняты. Мы при этом знаем, что есть ряд субъектов, где этнический состав более сложный. Где бытование традиционной хозяйственной деятельности в большей степени утрачено, – и, конечно, там вопросы будут возникать. Мы к этому готовы, мы будем консультироваться. В любом случае, это гибкий закон, гибкие правила. Сам порядок (попадания в Реестр – прим. ред.) будет утвержден подзаконным актом. Он тем более может трансформироваться в ходе работы. Поэтому мы с оптимизмом смотрим вперед: готовы работать дальше. У нас есть два года на становление перечня. И в этот период, начиная с сегодня, нам предстоит не менее масштабная работа по внесению изменений в профильное законодательство.

Корр.: Какие это изменения?

Григорий Ледков: В первую очередь это традиционное рыболовство, правила традиционной охоты, это пенсионное обеспечение, это вопросы взаимодействия с особо охраняемыми природными территориями, которые созданы на территориях коренных народов, где ущемляются права коренных народов. Ну, и вопросы образования. Таких вот пять пунктов, которые требуют масштабного изменения законов и подзаконных актов. И мы должны будем параллельно со становлением реестра вносить эти изменения в профильное законодательство.

Корр.: Как будут участвовать в этой работе регионы?

Григорий Ледков: Мы должны отдавать себе отчет в степени ответственности. Должны подключиться наши региональные организации – это в первую очередь. Большой груз ляжет на них. Законодательные собрания, правительства наших регионов, где мы проживаем. Без поддержки региональных властей, без участия самих общественников, конечно, провести эту работу будет очень тяжело. Ведь основной принцип заявительный: «от человека лично». И те, кто не знает о реестре, должен узнать. Те, кто испытывает какие-то трудности в жизни, должен понимать, что один из выходов оленеводу, рыбаку, охотнику – через реестр. И права отстоять, и получить защиту от государства. Здесь я подчеркиваю, как мы формировали законопроект: без мнения всех наших народов мы бы не смогли никого убедить в необходимости закона, если бы у нас не было такого взаимопонимания. Так вот, если сейчас мы так же дружно не возьмемся за формирование реестра и изменение профильного законодательства – неизвестно, на сколько лет этот вопрос затянется. И самое главное, что весь наш актив, координационный совет – все мы готовы работать вместе.

Корр.: Вы готовы к спорным вопросам при регистрации? Есть ведь люди, которые заинтересованы в получении статуса. Но, возможно, они не имеют на него права.

Григорий Ледков: Да. При разработке порядка формирования реестра в первую очередь исходили из этого. Из рисков, из спорных вопросов. Мы понимали, что различные «схемы» и сегодня существуют. Сколько нам говорят о лжеобщинах? А наша инициатива в том, что мы говорим: «Да. Давайте, наведем порядок в этой мутной воде. Все должно стать ясно».

Корр.: Суд будет выносить решение в итоге при спорных вопросах?

Григорий Ледков: Нет, это будет сбор межведомственной информации. Архивы ЗАГСа, архивы муниципалитетов, сегодняшняя работа управлений, департаментов и так далее, это данные паспортного стола, архивы – кто, где, какая семья сколько проживает, в каком составе они были в ЗАГСе, в каком составе были по хозяйственной книге. Налоговая инспекция предоставит информацию: где, когда у человека были отчисления именно с этой территории, именно из традиционных отраслей или еще каких-то видов.

Корр.: То есть все по-честному?

Григорий Ледков: Да. И когда в этом перечне все информации сойдутся, то понятное дело, что у человека, который проживает там всегда (и во всех архивах он есть «до десятого колена»), к нему никаких вопросов не будет. Думаю, будут попытки обойти закон. Но тогда наступает степень ответственности. Потому что это государственный учет. И это меры государственной поддержки. Та же пенсионная система, образование – это государственный бюджет. Это деньги государства. И те, кто будет посягать на государственные гарантии коренным народам незаконным способом, будут сталкиваться с тем, что это – хищение государственных денег. А те, кто будет потворствовать, это будет превышение полномочий. Поэтому здесь люди должны отвечать по закону.

Корр.: Кто фактически будет собирать и анализировать всю эту информацию?

Григорий Ледков: Мы сейчас понимаем, что будет создано государственное бюджетное учреждение. И уже заложены деньги на формирование вот этого подразделения, которое займется формированием большой базы данных.

Корр.: Это будет новая структура?

Григорий Ледков: Да. И она будет работать в постоянном режиме. Учет будет пополняться, мониториться. Отмечу, что здесь участие муниципалитетов просто необходимо. Мы уверены: общественное мнение на местах сыграет ключевую роль. И главное – при снятии спорных вопросов.

Корр.: Не возникнет ли проблем у людей, которые через три года, через пять лет будут подаваться в реестр? У детей, у людей, которые по каким-то причинам не успели за два года подать документы?

Григорий Ледков: Реестр никогда закрытым не будет. Жизнь идет. Люди приходят и уходят (к сожалению). И самое главное, что это личное волеизъявление человека. Человек, возможно, будет смотреть пять лет, какие итоги. Может, кому-то сегодня не надо, а завтра надо. В жизни условия разные бывают. Человек учился, работал в другом регионе или за рубежом, в армии был. Обстоятельства поменялись – вернулся домой. И всегда будет возможность попасть в реестр. И главное еще: в законе прописано – это не ущемляет прав коренных народов, даже если человек не включился в реестр, его права не должны ущемляться. Ведь есть крупные общины, сельскохозяйственные предприятия, где сегодня и так человек через трудовую книжку, через налоговые отчисления – он защищен правами.

Корр.: Реестр – это дополнительная гарантия, получается так?

Григорий Ледков: Именно. Дополнительная гарантия для наших людей.

интервью в оригинале на сайте Информационного центра АКМНСС и ДВ РФ

Добавить комментарий

Translate » Перевод
Back To Top