Член Совета общин КМНС. Руководитель семейно-родовой общины «Хаски-Тыал», возрождающей традиционное оленеводство в центральной части полуострова Таймыр. Также община «Хаски-Тыал» реализует программу по возобновлению популяции овцебыков на стойбище «Такер».

Анастасия Ивановна является долганским языковым активистом и активно занимается поддержанием программ по изучению долганского языка. Группы Анастасии Ивановны по обучению языку в ваттсапп-чатах являются крупнейшими языковыми площадками народа долган на Таймыре.

О ней пишут: 

Читать: ТАСС: На Таймыре планируют возродить оленеводство

Читать: В Волочанку прилетели десять северных оленей

С супругом

Читать: «Таймырский телеграф»: Возродить традиционное оленеводство народа долган решила руководитель общины «Хаски-Тыал» долганка Насу (Анастасия) Теребихина

Читать: В Красноярском крае коренная долганка учит желающих долганскому языку

Читать: «АиФ»: На Таймыр на вертолете доставили 10 северных оленей

Читать: WWF поддерживает традиции коренных народов на Таймыре

Читать: Традиции каюров возрождаются на Таймыре

Читать: Ферма арктических быков появится на Таймыре в октябре 2020 года

В родной Волочанке

Читать: Девочка из таймырского поселка самостоятельно осваивает синтезатор

Читать: Контактировать нужно не на ринге»: таймырский чиновник отказался от дуэли со школьным учителем

Читать: Фотопроект «Мир в лицах»: монолог коренной жительницы Таймыра

Прямая речь Анастасии:

«Добрый день, Мир! Меня зовут Настя! До тех пор, пока бабушка и девушка были живы, я к ним ездила в тундру на каникулы. Я умею ездить на оленьей упряжке, верхом на олене, знаю, что нужно делать при аргише (перегоне оленей), обязанности всех членов семьи в кочевых условиях. Поселок, в котором я родилась, является оплотом долганской культуры и моего родного языка. До шестого класса, пока нас не отправили учиться в Хатангскую школу-интернат, я практически не говорила на русском языке. В Сындасско мы иногда слышали русскую речь лишь на уроках в школе. 

Окончив школу, я поехала учиться в Таймырский колледж, где получила образование учителя начальных классов с дополнительной специализацией «долганский язык и литература». Здесь я встретила педагога, автора многих учебников и учебных пособий по долганскому языку Сотникову Ирину Павловну. Она меня научила грамотно писать по-долгански, давала наставления, поддерживала. Одно из своих стихотворений на долганском языке я посвятила ее памяти. Мой одноклассник, молодой композитор, написал музыку на эти стихи. Вообще же стихи на родном языке я начала писать в колледже. Музыкальный руководитель долганского хора писал на них музыку.

фотопортрет работы знаменитого Александра Химушина

Поступив в Институт народов Севера имени А.И. Герцена в Санкт-Петербурге на специальность «родной язык и литература», мне ещё больше захотелось изучать свой язык в плане лингвистики. Успешно закончив университет, я вернулась на Таймыр, в Дудинку — самый северный круглогодичный порт мира и центр для коренных народов Таймыра. Здесь я устроилась методистом в Методический центр, работала с учителями родных языков всех школ Таймыра. С некоторыми из них, к сожалению, общалась лишь дистанционно. Но, к счастью, командировки во многие поселки позволили познакомиться и лично пообщаться с некоторыми из них.

Из приятных моментов детства перед глазами всплывают будни в тундре: как летом после аргиша все детки нашей оленеводческой бригады тут же разбегались за тальником, чтобы мамы могли натопить печку в балке, как тут же хватали ведра и бежали набирать воду к озеру или к реке… Ещё надо было сразу собирать грибы, чтобы олени не успели съесть. А вечером, когда мы приходили с прогулок, на столе меня ждала самая большая голова рыбы и жирные куски мяса оленя. Безумно люблю вареные рыбьи глаза и костный мозг из костей оленя. Дочка моя тоже очень любит эти лакомства. Родители у долган всегда самые вкусные куски дают детям.

Никогда не забуду случай, когда меня дядя посадил на оленя, не обученного езде на нём верхом. Мне было всего лет 12. Дядя обучал очень спокойного оленя, но когда я села на него, он начал очень сильно прыгать, бодаться, но я выдержала это испытание и не упала! Вообще, моя жизнь вообще — сплошное приключение. Очень люблю вспоминать разные смешные истории, приключившиеся со мной и рассказывать друзьям. Тем более, все они связаны с этими людьми!

С моим мужем Денисом (Денис по национальности русский, — примечание Александра Химушина) мы познакомились так. Однажды прихожу на работу, мне коллега говорит: «Тебе звонили и оставили номер телефона». Мужчина сказал, что ему нужны книги по долганскому языку. Я ему тут же позвонила, выяснилось, что он хочет изучать долганский язык. На самом деле позже выяснилось, что он уже год наблюдает за моей жизнью, и решил таким образом познакомиться. Через полгода я познакомилась с его мамой, а еще через год мы переехали в Волочанку. На предложение начальника управления образования возглавить Волочанскую школу мы, конечно, сначала отреагировали с улыбкой. Он родился и жил в Норильске, никогда не топил печку, я уже, казалось бы, «обосновалась» в городе. Однако через пару месяцев после этого, уже дома, мы вернулись к этому разговору, взвесили все «за» и «против». Перед тем, как меня увезти туда, он съездил посмотреть условия, жилье… И вот, мы уже 5 лет живем в этом прекрасном заснеженном поселке. Здесь сбываются наши мечты: мы поженились, родили двух замечательных детей.

Денис с детства мечтал о собаках, но в городе не было возможности их содержать. А сейчас у нас 10 сибирских хаски, начинали с двух — нам товарищ подарил, когда мы уезжали жить в поселок. А теперь и мы дарим наших хаски людям, чтобы и они развивали ездовой спорт. Так наши три щенка сейчас уже живут в поселке Хета, скоро там тоже будет своя первая ездовая упряжка. Ведь сегодня практически нигде на Таймыре ездовых собак уже не осталось.

Сейчас все наши мысли о том, чтобы возродить в Волочанке домашнее оленеводство, которое было утеряно в 1980-е годы. Для начала хотим создать небольшую оленеводческую ферму, эта идея возникла у нас уже давно. Мы дома обсуждали тонкости, нюансы, начали консультироваться с людьми из науки, говорили с оленеводами. Большинство людей считают, что это нереально. Но мы решили, что не получается только у того, кто ничего не делает. Этого девиза мы с Денисом придерживаемся во всех вопросах. Пока молодые, мы хотим сделать во благо народов, населяющих нашу территорию и наших детей, всё, что от нас зависит.

Весной этого года я увидела горящие глаза детей нашей волочанской школы, группу которых я свозила к себе на родину в Сындасско — там еще активно развито оленеводство. Но это так далеко от нас — надо было добираться вертолетом в Дудинку, потом лететь самолетом в Хатангу, потом другим вертолетом лететь в Сындасско. Мы побывали на празднике День оленевода — как же наши дети радовались при встрече с оленями! С этого момента я поняла, что нам в Волочанке обязательно нужны олени. Этот вопрос мы не в силах, к сожалению, финансово потянуть. Зарплаты мужа, как директора школы и моего пособия по уходу за ребенком не хватит даже приобрести первый десяток поголовья, поэтому сейчас обращаемся за помощью ко всему миру. Думаю, у нас всё получится, и нашим детям не надо будет ездить специально в зоопарки больших городов, чтобы увидеть настоящего оленя. Ещё очень надеемся, что вместе с оленеводством к нашим детям вернется и родной язык в нашем поселке. Ведь в Сындасско все говорят на долганском, а у нас уже практически нет.

Я считаю, что самое главное, что родной язык — это оплот любой национальной культуры. К сожалению, на сегодняшний день у нас с этим плачевная ситуация. Сохраним родной язык — сохранится и наша культура. Возможно, даже если родной язык исчезнет, люди не перестанут носить национальную одежду на праздничных мероприятиях и будут заучивать песни для выступлений, без понимания смысла текстов, продолжать готовить национальные блюда. Но это, я считаю, совершенно не то. Это уже будет просто «для галочки». Язык народа — это его душа. Миссия по возрождению родного языка высока и значима и к этому вопросу мы также приложим максимум усилий.

Самые главные качества, которые я ценю в людях — это упорство в достижении целей на благо окружающих людей, сострадание, желание и стремление изменить мир к лучшему, уважение к культуре и традициям людей других национальностей. Людям всего мира, которые увидят мою фотографию, я бы хотела пожелать — не забывайте свои корни, храните свою культуру, любите свой родной язык!

Наш поселок Волочанка является примером дружбы народов, примером живущего рядом самого древнего и загадочного народа — нганасан, и самого молодого — долган. Жители поселка — люди мира, потому что живут вместе как одна семья. Нет разделения детей на чужих и своих, наших и не наших — хотя культуры и языки абсолютно разные. Я желаю, чтобы во всем мире было также дружно, как в нашей большой семье поселка Волочанка!». 

Вернуться к другим пресс-портретам

От smirnova

Добавить комментарий

Translate » Перевод