skip to Main Content
Старейшина шаманского рода эвенков выступил в Томске

Старейшина шаманского рода эвенков выступил в Томске

В Томске, в библиотеке «Кольцевая» завершился праздничный марафон «Национальные сезоны. Селькупы, Эвенки», сообщает портал Томск.ру
Гостями праздника стали представители шаманского рода Ивигиных (Шамба) из поселка Белый Яр Верхнекетского района.

Брат и сестра Тамара и Владимир Ивигины — двое из троих оставшихся носителей эвенкийского языка в Томской области. «Мы многое хотели выяснить и у своих родителей, и у деда, пока они были живы. Но они только отмахивались: «Когда подрастете, все сами узнаете». У эвенков есть такое поверье: когда ты передаешь свои знания и умения другому, тебя начинает выталкивать с этого света. Поэтому и тяжело порой выбрать, чего же хочется больше, жить или делиться накопленным», — признается Тамара Александровна.

Родовые обязанности у эвенков передаются с особым трепетом. Владимир Ивигин — старейшина рода. Родственники приходят к нему за советом, некоторым он помогает оформлять льготы и пенсию. Относятся к пенсионеру с огромным уважением. Увы, традиция старейшин рода прервется на Владимире Александровиче. Кожаный пояс старейшины можно передать только сыну. С виду обычный кожаный ремень насчитывает уже около 500 лет и передается в роде Ивигиных из поколения в поколение со времен похода Ермака.
Всю жизнь Ивигин проработал воздушным пожарным, а как только вышел на пенсию, занялся краеведением. Мужчина пишет книги об истории своего рода и своей земли. Благодаря родственникам с разных концов страны, они выходят на трех языках: русском, эвенкийском и английском. Еще иногда он рассказывает сказки на эвенкийском языке с переводчиком.
Потомки шаманов
На эту тему стариков очень тяжело разговорить. Обычно шаманов представляют с бубнами и в священном экстазе, но у Ивигиных все выглядело по-другому. Последним шаманом в их роду был дядя, брат отца. Никто не захотел стать его преемником, и он ушел, не совершив специальный обряд епредачи своего статуса.
«Жизнь нашего дяди ничем не отличалась от других сельчан. Помню, он лечил нас травами от простуды. Может, что-то и шептал над ними, но никому не показывал. Советская власть не приветствовала шаманизм, поэтому тогда лечили только своих родственников. Возможно, еще по этой причине от него тоже нельзя было добиться никаких рассказов о деле его жизни», — размышляет Тамара Александровна.
У эвенков есть своя религия, к примеру, 18 заповедей. Но это не мешает им заходить в православную церковь. «Я уверена, какие-то способности Владимир Александрович унаследовал, хоть он и не посвящен и не может проводить камлание», — подключается к разговору президент ассоциации коренных малочисленных народов Томской области Тамара Усатова. — Я часто обращаюсь к нему за советом, когда не могу принять сложное решение. А однажды он мне сказал: «Когда будет снег по новой траве, мы с тобой отправимся в Красноярск». Весь следующий год у него были проблемы с ногами, и я не верила, что он сможет куда-то поехать. Но перед самым съездом Владимир Александрович действительно поднялся. И да, был снег. А однажды он помог найти людей, которые сильно меня запугали, хоть я находилась в Томске, а он — в Белом Яре.
ООН объявила 2019-й годом языков коренных народов.
«В нашей области национальные праздники в основном устраивают в Парабели потомки селькупов. А вот эвенкийская культура угасает, из-за недостатка финансирования мы не можем проводить мероприятия», — говорит на прощание Тамара Усатова.

Елена Чечнева, фото Артема Изофатова


Источник

Добавить комментарий

Translate » Перевод
Back To Top