skip to Main Content

Музыка народов севера — подборка КМНС vol.1

Музыка народов севера — подборка КМНС vol.1

Музыка малочисленных коренных народов, живущих в тундровой и таёжной зонах Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. К ним относятся: азиатские алеуты, долганы, ительмены (камчадалы), кереки, кеты (енисейские остяки), коряки (нымыланы), манси (вогулы), нанайцы (гольды), нганасаны (самоеды-тавгийцы), негидальцы (орочоны), ненцы (самоеды, юраки), нивхи (гиляки), ороки, орочи; саами, или лапландцы (лопари), селькупы (остякосамоеды): тофалары, или тофы (карагасы), удэгейцы; ульчи, или ольчи, ханты (остяки), чуванцы, чукчи (луораветланы), эвенки (тунгусы), эвены (ламуты), энцы (енисейские самоеды); азиатские, или сибирские эскимосы (юиты), юкагиры и др. Музыкальная культура северных народов имеет некоторые общие черты. Преобладает одноголосно-монодический склад с элементами бурдонного многоголосия. Распространена традиция индивидуального песнетворчества, в т. ч. в жанре личных именных песен-оберегов, имеющих 3 вида: детская (сочинённая матерью), взрослая (сложенная самостоятельно и с годами незначительно обновляемая), предсмертная (подводящая итог жизни) песни.

Бытуют также личные наигрыши и танцы, песни необычных жанров — «мухоморные», «пьяные», «сонные» и др. Распространены обычаи импровизации песен и наигрышей по различным поводам (приветственные и гостевые песни, импровизируемые хозяином в честь гостя), «товарищества по песне» и дарения песни.

Основные виды музыкального творчества: песни, песни-танцы (как правило, с чертами пантомимы), наигрыши, шаманские камлания, музыка дошаманских действ (празднеств-игрищ Кита, Моржа, Оленя, Медведя и др.), сказок и эпоса. Музыкальные жанры группируются в циклы: календарно-трудовой, ритуально-культовый, танцевально-игровой, родо-семейно-бытовой, мифо-эпический и др. Главные музыкальные инструменты — бубен различных типов (символ музыки, проекция-модель жилища-шатра, Земли, Луны, Солнца, Вселенной, олицетворение мужского начала, а также волшебный посредник между людьми и духами; по поговорке оленеводов, есть «три священные вещи: олень, огниво и бубен»). Широко распространён варган-зубанка (т.н. «зубной бубен» — «женский» аналог бубна). Ударные и шумовые инструменты — «пропеллеры»-жужжалки, чуринги-завывалки, металлические колокольчики и погремушки, трещотки (у айнов, нивхов и ульчей — бревно-барабан).

Среди духовых инструментов различается флейтовые и язычковые из растений, перьев и костей птиц и зверей. Среди струнных — музыкальные луки, 1- и 2-струнные смычковые (типа скрипки и альта), угловая 5-9-струнная арфа, 3-5-струнные «сибирские» гусли. В музыке народов Севера можно выделить 3 основных жанрово-стилистических пласта: 1) простейшие напевы и наигрыши (заклички, охотничьи звукоподражания-призывы, колыбельные и др.) с секундово-терцовым амбитусом и простой периодической структурой; 2) песни и наигрыши с амбитусом кварты-сексты, с развитой мелодикой и ангемитонной основой, куплетно-вариационным строением (календарно-трудовые, некоторые родо-семейно-бытовые, танцевально-игровые и др.); 3) крупные композиции (плачи-причитания, развернутые мифо-эпические сказания, дошаманские празднества-игрища и многообразные шаманские камлания) со сложным ладомелодическим строением, объёмным амбитусом и рондообразно-вариационной формой.

Музыкальные культуры народов Севера объединяются в 3 основные этномузыкальные группы: поморскую, лесотундровую и таёжную. Музыка поморов — морских зверобоев (эскимосов, алеутов, кереков и др.) — сходна с музыкой эскимосов Сев. Америки, гренландцев, алеутов, индейских племен северо-западного побережья Америки. Для неё характерны танцевальная основа, метрическая регулярность, периодичность сложных ритмоформул с частыми синкопами, куплетность с элементами варьирования. Преобладают 7-ступенные диатонические лады (амбитус — нона-децима), громкое ансамблевое музицирование (в частности, хоровое унисонное пение открытым звуком в высокой тесситуре в сопровождении ансамбля резко звучащих бубнов).

Музыку лесотундровиков-оленеводов (эвенки, эвены, чукчи-оленеводы, коряки-оленеводы и др.) отличает свободная вариантность и вариационность развития, сложная метроритмика, «разрастающиеся» лады (в процессе исполнения звукоряд постепенно расширяется), богатая орнаментика (микроинтервалика, необычные шумотембры — завывания, горлохрипение, покрики и др. типы звукоподражания), напевно-речевое интонирование. Объём напевов — от терции-кварты до квинты-октавы.

Преобладает сольное импровизационное музицирование средней громкости, сравнительно независимое как от речевых, так и от танцевальных прообразов. В процессе исполнения громкость растёт, метроритм активизируется, начальный тон повышается (с эпизодическим возвращением на исходную высоту): вокальные тембры — приглушенно-шероховатые, инструментальные — ударно-шумовые. Музыка лесотундровой группы сходна с аналогичным пластом музыки якутов, бурят и др.

Музыке таёжной рыбацко-охотничьей группы (кеты, манси, ханты и др.) присуща стилистическая двуслойность (танцевальные образцы близки сольной поморской, повествовательные — лесотундровой музыке). Характерны вариационность (при сохранении куплетной основы), 5-7-ступенные диатонические лады с пентатонической основой, напевы в объёме от кварты-квинты до октавы-ноны, тихое сольное музицирование в естественной тесситуре, чистые тембры. Музыка этой группы сходна с музыкой тюркских и монгольских народов Евразии.

Среди талантливых народных музыкантов: айнка Н. Уманно, ительменка В. Пономарёва, керечка Хаткана, кеты Кыпа, Усика, коряк Нутакьяв, манси А. Бахтеяр, Сайнах, нганасаны Нгамтусо, негидалец А. Батор, ненцы М. Валей, К. Няданги, Ядне, нивхи Колка, Лайгук, Шишкит, Лонтик, Нявон, Рургук, Хыткук, срок Хыккыури, ороч С. Семанчук, саами Герасимовы, Мошниковы, селькуп Сырта-ля, ханты Лемпины, Новьюх, чуванка Л. Чакке-Бондарь, чукча Атык, эвенка Л. Рехлясова, энец М. Турутин, эскимосы Нутэтеин, Умка, Эмун, юкагир С. Курилов. Среди композиторов, главным образом мелодистов: ительмен Б. Заев, кеты А. Котусов, Кыэп, ненцы В. Айваседа, Н. Ардеева, С. Няруй. Е. Сусой, нивх В. Гурка, эвен Э. Клепечин. Среди краеведов — собирателей музыкального фольклора: ительмен Г. Поротов, коряк Коянто, манси П. Шешкин, хант Л. Тарагупта, чуванка Иннекей.

В 1759 впервые в России (в Петербурге при дворе) ительменки исполняли свои песни и пляски. В 1920-30-х гг. появились музыкально-танцевальные ансамбли клубной самодеятельности. В 1968 впервые в мире создан профессиональный ансамбль народностей Севера — чукче-эскимосский музыкально-танцевальный ансамбль «Эргырон»; в 1970-е гг. преобразованы в профессиональные ансамбли самодеятельные коллективы: корякский «Мэнго», ненецкий «Сыра сэв», эвенкийский «Осиктакан» и др. Собирание музыкальных образцов началось в середине 19 в. (А. Ф. Миддендорф, О. Дюннен и др.), фонографирование — с конца 19 — нач. 20 в. (Д. Н. Анучин, А. В. Анохин, В. Г. Богораз. В. И. Иохельсон, А. Каннисто, Г.Д. Фёдоров, С. М. Широкогоров, А. И. Штейман, Л. Я. Штернберг).

Добавить комментарий

Translate » Перевод
Back To Top